Хобби: добровольческий поисково-спасательный отряд

 Публичный пост
13 мая 2024  915

Десять лет назад один мой приятель пропал без вести, и его поисками занялись волонтёры. Так я узнал, что есть люди, добровольно занимающиеся поисками пропавших людей. К сожалению, приятеля нашли погибшим, но тогда я решил, что хочу участвовать в поисках, дабы вносить посильный вклад в важное дело.

После года наблюдения со стороны я впервые оказался на учебных сборах, а после дошёл до состояния, когда мог самостоятельно руководить работой группы добровольцев в лесу или в городе, а иногда и координировать работу нескольких групп.

Отрядов в России много, у них разная структура и разные ограничения. Главное правило, наследуемое многими от крупнейшего отряда России — «Не увеличивать количество пострадавших».

Важный дисклеймер: не занимайтесь поисками самостоятельно, если у вас нет соответствующего опыта! Скорее всего, после такого придётся искать вас самих! Если вам стало интересно погрузиться в эту сферу, подпишитесь на новости местных поисковых отрядов и приезжайте на объявленные поиски или учения — вам обязательно найдут задачу по силам и опыту.

И ещё один дисклеймер (поменбше): я последние полтора года не занимаюсь этим всем вообще в связи с релокацией, но активно слежу за ситуацией со стороны, поэтому не вполне в курсе всех последних интриг (хотя и раньше их сторонился). Однако общие принципы неизменны.

Зачем люди это делают

В добровольческих поисково-спасательных отрядах, как и в любом другом волонтёрстве, мотивация может различаться от человека к человеку.

Кому-то нужно почувствовать себя важным и полезным. Кто-то не может бездействовать, читая новости о пропавших детях. Кто-то просто рассматривает для себя поиски как способ совместить отдых с полезной деятельностью и развеяться после офисной рутины. Кто-то просто хочет получить новую «ачивку по жизни» (иногда даже материальную, в виде шеврона).

На мой взгляд, какой бы ни была мотивация, важно не ударяться в крайности. Людей часто не хватает, и любой, кто делает полезное дело и не мешает другим, важен.

Есть ещё люди, которые на этом ухитряются зарабатывать как минимум на хлеб. Я не могу их осуждать, но и не всегда согласен с подобным подходом.

Кого ищут

Зависит от политики отряда.

Кто-то ищет только детей. Кто-то только пожилых и детей. Многие ищут вообще всех, независимо от возраста, пола и социального статуса. Лично я поддерживаю именно этот подход — людей нельзя делить на «важных» и «неважных».

Как правило, не ищут тех, чья пропажа явно связана с криминальной деятельностью, из соображений безопасности самих добровольцев. Многим отрядам для начала поиска необходимо, чтобы кто-то заявил о пропаже в полицию. Это не только упрощает сотрудничество с полицейскими и снижает риски: о пропаже бандитов обычно полицию стараются не уведомлять, поэтому резкое нежелание заявителей обратиться в полицию — жирный красный флаг.

Кстати, в России полиция всегда обязана принять заявление о пропаже человека. Нельзя мотивировать отказ отсутствием родства или недостаточным временем с момента пропажи. К сожалению, не все полицейские об этом знают. Когда-то давно существовала норма в трое суток, но здравый смысл возымел верх, ибо за это время может случиться что угодно. Аналогичные ограничения нынче отменены почти во всех странах.

Где и как ищут

В большинстве случаев поиски делят на две крупные категории и ещё две чуть более редкие:

  • Активный поиск: самый трудозатратный вид. Требует участия множества людей. На особо резонансные детские поиски может собраться порядка 300—500 человек, включая как регулярных участников отрядов, так и простых неравнодушных людей. Как правило, актуален для случаев, когда человек пропал меньше недели назад, хотя иногда добровольцы могут и пару месяцев чесать лес в поисках тела.
  • Инфопоиск: работа со СМИ и социальными сетями, а также больницами и подобными учреждениями. Ответственный за поиск человек или группа людей формирует ориентировку и рассылает её по всем доступным каналам связи, а некоторые обзванивает лично. Подобное применяется, как правило, в случаях, когда область поиска сильно размыта. Например, если человек ушёл из дома, сообщив о намерении уехать куда-то далеко. Или если человек потерялся где-то на длинном пути из одного города в другой. Или если с момента ухода человека из дома прошло в целом достаточно времени, чтобы зона поиска стала слишком большой.
  • Обратный поиск: иногда бывают ситуации, когда в скорую или полицию поступает человек, не способный вспомнить, кто он и откуда. Методика в таком случае отчасти схожа с инфопоиском.
  • Лес на связи: иногда люди теряются в лесу со слабым покрытием сотовой сети или с кнопочным телефоном. В таких случаях специалисты могут помочь человеку сориентироваться и выйти из леса на ближайшую дорогу, где его сможет подобрать автомобиль МЧС или кто-то из добровольцев.

На активном поиске стоит сосредоточиться отдельно. Его принято делить на «городской» и «лесной», в зависимости от преобладающей области поиска. Методы поиска в городе и в лесу сильно различаются, и от них зависят и набор применяемых инструментов и даже одежда добровольцев. Иногда также могут случаться и поиски на воде, если есть такие потребности и возможности. В условиях мегаполиса большинство активных поисков проходит в черте города, но область поиска может включать себя любые объекты: от заброшек до торговых центров, от парков до вокзалов — сильно зависит от пропавшего человека. Однако, лесные поиски, как правило, более масштабные и сложные, к тому же, занимают значительно больше времени.

Часто в лесу добровольцы и профессиональные спасатели работают совместно, в процессе делегируя друг другу разные виды ответственности.
Часто в лесу добровольцы и профессиональные спасатели работают совместно, в процессе делегируя друг другу разные виды ответственности.

Кто этим занимается и как таким стать

У разных отрядов и организаций разные критерии вступления и методы ведения поисков.

Есть организации, которые проводят строгую аттестацию добровольцев. Есть организации, работающие с кинологами: в них аттестуют уже не только добровольцев, но и собак. Однако, в большинстве своём, в отрядах нет жёстких требований. Совсем базовые задачи описываются так, что для их выполнения не нужна особая подготовка: надо лишь слушаться старшего и постараться не косячить. Задачи в городе иногда могут быть такими, что большинству вообще не потребуется какой-либо опыт.

Для ведения лесного поиска в качестве старшего группы надо всё-таки научиться некоторым техникам, однако у многих отрядов процессы неплохо налажены: есть хорошие лекции, а практику изучают на свежем воздухе, оставляя довольно приятные впечатления у участников.

Почти на все длительные учения, в которых я принимал участие, стягивались волонтёры из соседних регионов, а также приезжали сотрудники МЧС. Мы обменивались опытом, а приглашённые инструктора читали лекции, которые перемежались практикой. Иногда МЧСники демонстрировали своё альпинистское снаряжение и позволяли забраться с ним на дерево и слезть обратно. По вечерам готовили ужин на всех на большом костре, болтали, шутили, пели песни, травили байки — было душевно и приятно.

В целом же люди на поисках очень разные. А поскольку поиски бывают не только активными лесными, есть ещё и обширная категория людей, работа которых связана с постоянными коммуникациями: они принимают заявки, обзванивают свидетелей и больницы, договариваются о публикациях, а в лес практически не выезжают. Их труд достаточно выматывающий, при этом не всегда есть возможность собраться и обсудить недавние события, поэтому потребность в новых инфоргах есть всегда.

Здесь автор поста, кажется, записывает составы поисковых групп во время учений.
Здесь автор поста, кажется, записывает составы поисковых групп во время учений.

Какое оборудование нужно для подобной деятельности

Напоминаю про дисклеймер: не нужно бежать покупать технику и самостоятельно ломиться с ней в лес спасать людей — после этого вас самих придётся искать!

В отрядах, как правило, есть некоторый запас оборудования, который выдаётся ответственным старшим поисковых групп, поэтому даже на начальном этапе вас не отправят в лес с пустыми руками. Однако, своё оборудование всё равно роднее, поэтому, как правило, доброволец, регулярно участвующий в активных выездах, обрастает:

  • Фонарями. Один (хороший) для себя, и ещё пара на случай, если кому-то не хватит. По ночному лесу (а иногда и по городу) ходить без фонаря опасно. Предпочтительнее ручные фонари, поскольку они дают возможность быстро подсветить необходимую область небольшим, но ярким пятном. Высоко ценятся Armytek, Eagletac, Fenix и Nitecore, но, на мой взгляд, самый популярный — Convoy C8.
  • Рацией. Поисковые работы в лесу часто предусматривают формат широковещательных сообщений для всех участников. Классика — баофенги.
  • Компасом и туристическим навигатором. Опять же, незаменимый набор инструментов для хождения именно по лесу, позволяющий сохранять направление движения и фиксировать результаты работы в виде трека.
  • Светоотражающим жилетом. Чем лучше группа видит старшего, тем ниже риски, что кто-то из группы потеряется.

Всё это добро суммарно может обойтись в кругленькую сумму, поэтому ещё раз рекомендую не закупаться самостоятельно, а сперва попробовать влиться в отряд и понять, что лучше подойдёт для конкретного фронта работ.

Есть ещё отрядные нужды, они сильно шире, и включают в себя и расходники (бумагу, скотч, чернила, файлы, батарейки), и более специфические девайсы, но список потребностей очень варьируется от отряда к отряду.

А людям, ко всему прочему, надо ещё обзаводиться удобной одеждой и обувью, рюкзаками и прочей снарягой, которая будет полезна и в других условиях.

Построение батареи перед учебным поиском. Прочёсывать ночью в темноте и сумерках небезопасно и не очень осмысленно, зато тут наглядно видно, насколько полезны флуоресцентные цвета в одежде
Построение батареи перед учебным поиском. Прочёсывать ночью в темноте и сумерках небезопасно и не очень осмысленно, зато тут наглядно видно, насколько полезны флуоресцентные цвета в одежде

Чем ещё занимаются добровольческие поисковые отряды

Хорошо, когда люди находятся живыми и здоровыми. Но ещё лучше, когда они не пропадают вовсе. Поэтому в относительно свободное время добровольцы организуют мероприятия, на которых учат других людей:

  • Проводят классные часы в школах, где рассказывают детям, как себя вести, чтобы не потеряться или легко найтись в любых условиях.
  • Проводят открытые мероприятия для любителей леса: грибников, туристов и т.п., где рассказывают, как ориентироваться в лесу и выбираться в случае потери ориентиров, а также что взять с собой, чтобы продержаться в лесу подольше.
  • Проводят мероприятия для взрослых: тех, у кого есть пожилые родители или маленькие дети. Учат, как взаимодействовать с родными, чтобы они не потерялись или легко нашлись.
  • Организуют обучение приёмам первой помощи.
  • А также учат себе подобных. В отрядах часто наблюдается текучка: люди приходят, берут слишком большой темп, выгорают и уходят, поэтому нехватка обученных людей есть всегда, и её пытаются снизить.

Это вообще эффективно?

Да. Но сложно оценить, насколько.

В некоторых ситуациях у полиции и МЧС недостаточно ресурсов для решения задачи — на поиски человека можно выделить группу из 5-10 человек, а то и вовсе скинуть её на одного оперативника, параллельно занятого другими делами. В таких случаях можно решить задачу количественным приростом: 10-20 обученных добровольцев при поддержке ещё около сотни неравнодушных граждан могут обойти значительную территорию и сильно повысить шансы на успех.

Благоприятные исходы, когда непосредственно добровольцы находят потерявшихся, случаются часто. Однако нередки и исходы, в которых успех — это результат слаженного взаимодействия полиции, спасателей, добровольцев и неравнодушных граждан.

Оценить же ценность профилактических работ вообще нереально.

Кому стоит попробовать

Людям с адекватно повышенным уровнем неравнодушия к чужим проблемам. Если вы слишком близко принимаете чужие беды к сердцу, то вы, вероятно, быстро выгорите.

Если вы хотите участвовать в лесных поисках, то вам нужно быть в целом человеком с нормальными способностями к передвижению по пересеченной местности на своих двух ногах на протяжении нескольких часов. Условия городских поисков полегче. Но даже если у вас есть физические ограничения — вы можете быть полезны иначе: в отрядах часто наблюдается нехватка людей, работающих с информацией, зачастую, не выходя из дома.

Что вы получите. Из полезного — чувство, что делаете что-то хорошее для общества. Негативных последствий же будет больше. Многие уходят, поскольку поиски сложно совмещать одновременно с работой и семьёй. Другие уходят, не справившись с чередой сообщений вида "Найден, погиб" — это морально сильно давит. Тем не менее, опыт поисков я считаю для себя очень ценным.

Лично для меня этот опыт ценен по ряду причин: стал лучше ориентироваться, улучшил коммуникационные навыки и научился менеджерить задачи в кризисных условиях.

Если всё прочитанное вдохновило вас на участие в поисках, присоединяйтесь к местным отрядам. Я не могу рекомендовать конкретные организации, поэтому советую изучить этот вопрос самостоятельно: посмотрите, кто действует в вашем регионе, какие у них потребности и ценности. В некоторых регионах могут параллельно согласованно работать несколько отрядов — выбирайте тот, которому больше всего нужна именно ваша помощь.


Если вы едете на Кэмп, то для вас в пятницу, 31 мая, в 15:00 я буду рассказывать о том, как ориентироваться в лесу с применением разных инструментов, заглядывайте послушать!


А напоследок просьба: расскажите, как обстоят дела с подобным волонтёрством в ваших краях.
Если вы в России, есть ли в вашем регионе сугубо региональный отряд?
Если вы за границей, развит ли в вашей стране подобный вид волонтёрства в целом и насколько сложно к нему приобщиться?

Связанные посты
18 комментариев 👇

В прошлом был волонтёром Лиза Алерт Питер, но в Питере ещё было пару локальных (чисто региональных) отрядов (это к вопросу в конце поста).
В том числе даже добровольные прям спасатели - у них даже проблесковые маячки синие официально стояли на отрядной машине и окрас как у пожарных машин МЧС:)

До вступления был среди тех, кто думал как многие: Я же не спортсмен/силач/походник/супергерой, чего мне там мешаться?

Но это миф, лозунг "Помочь может каждый" буквален - помочь действительно может каждый, было бы желание. Даже сидя дома.
В некоторых направлениях деятельности при желании даже из-за границы можно помогать.

В Грузии есть только прям зачаток подобного движения. Скорее просто чат, куда иногда (раз в пару месяцев) падает инфа о пропавшем. О какой-то полноценной отрядной деятельности пока речи нет, как мне кажется.

  Развернуть 1 комментарий

@Disanger, подписываюсь под каждым словом про «помочь может каждый».

У ЛА, насколько помню, когда-то было даже направление типа «удалённо отсматривать снимки с дронов» (не знаю, живо ли нынче), но зачастую действительно есть задачи, в которые можно вкладываться в перерывах вообще из любой точки света.

  Развернуть 1 комментарий
Vika Naiman Менеджер проектов 17 мая в 05:45

Привет из «Экстремума» :)
Региональный отряд из Ленинградской области, но зато «чемпион» по количеству поисков в природной среде, такая уж наша область.

  Развернуть 1 комментарий

@vikanaiman, Экстремуму колоссальнейший респект за огромнейшее количество рекомендаций, отчётов и просто адовых историй!)

  Развернуть 1 комментарий

Какие риски есть у этого полезного занятия? Думаю, что этот раздел в каком-то виде был бы тоже полезен. :)

  Развернуть 1 комментарий

@heos, я боюсь, всё сильно зависит от людей, с которыми придётся иметь дело.

Мой опыт показывает, что самые большие риски — это проблемы в семье и на работе. Длительные выезды в лес сложно сочетать с личной жизнью, а ночные поиски знатно мешают работать днём. Суточные дежурства на телефоне — нормальная ситуация для некоторых небольших отрядов — тоже так себе удовольствие.

Что касается травматизма — нормальный старший не возьмёт с собой плохо экипированного человека и не даст группе забрести в опасное место (пусть туда идут спасатели, если есть потребность). В общем, травмироваться под руководством нормального человека можно примерно так же, как при выезде на пикник: можно оступиться, промочить ноги, обжечься крапивой, получить веткой в лицо. Ненормального же вряд ли кто-то допустит вести группу.

В городском поиске аналогично — риски почти как во время прогулки. В заброшки лазить не принято, хотя иногда приходится осматривать подвалы с риском удариться головой.

Ну и ещё психологическая нагрузка есть. Иногда заявители начинают требовать чего-то неадекватного. Иногда звонят гадалки с предложением помочь. Иногда приходится ругаться с вахтерами, не желающими посмотреть записи со своих же камер (даже не обязательно самим их смотреть). Усталость от череды неудач может выбивать из колеи.

Но если вам не повезёт оказаться среди совсем отбитых людей, то риски, конечно, будут сильно выше.

  Развернуть 1 комментарий

Насколько правдоподобно изображают поисковиков в кино ("Нелюбовь" или "Плейлист волонтера")?

  Развернуть 1 комментарий

@MrSparkline, «Плейлист волонтёра», к сожалению, прошёл мимо меня (но я обязательно найду время его посмотреть), однако насчёт него у меня нет особых сомнений — сценарий написан человеком, имеющим колоссальный опыт поисков. Могу предположить, что продюсер с режиссером могут немного исказить картину, как это вышло с «Нелюбовью».

«Нелюбовь» смотрел давно. В целом, насколько помню, сама работа показана достоверно, хотя и слегка искажена, чтобы добавить эпичности (слишком длинные цепочки на прочёсе, например).
Выбор методов вызывает некоторые вопросы: мальчик осознанно ушёл из дома, будет ли он отзываться на своё имя? Останется ли он в городе, увидев ориентировки? Прочес нет смысла совмещать с работой на отклик, а они совмещают. По ветхим заброшкам бегают как по улице. Плюс координатор местами выходит за рамки полномочий, и делает такие вещи, который даже полиция не всегда может делать с такой же лёгкостью.
В общем, выглядит, словно перед съемками кто-то поучаствовал в поисках и посмотрел, как выглядят разные подходы (прочёс, отклик, оклейка ориентировками и т.п.), но не успел понять, зачем применяются именно те или иные методы. А где массовка не нужна, там дыры заткнули координатором — он вообще чуть ли не всемогущий.

  Развернуть 1 комментарий

@danis, спасибо, хорошо расписал

  Развернуть 1 комментарий

@MrSparkline, Звягинцев в каких-то интервью рассказывал об этом. всего не помню, но кажется там кто-то из лиза алерт толи консультировал толи снимался в ролях поисковиков

  Развернуть 1 комментарий

@underlow, да, но то консультировал, а тут живой поисковик рассказывает, это важнее)

  Развернуть 1 комментарий

Ух, прямо в сердечко! В своё время смотрел запоем лекции поисковых отрядов и прям очень хотел вкатиться. Вопроса у меня два:

  1. У меня с наскока не получилось найти что-либо подобное в Британии. Как такое вообще искать зарубежом?
  2. Порекомендуй, пожалуйста, адекватный расписанный протокол для обычной семьи если кто-то (например, ребёнок) потерялся. Я предполагаю, что если такое случится, то состояние паники не даст нормально гуглит. А если есть протокол заранее, то и паники, может, не будет.
  Развернуть 1 комментарий

@danik,

  1. У меня нынче точно такая же проблема: в Сербии, похоже, вообще нет подобного волонтёрства. Возможно, нет и потребности, однако большинство случаев пропажи людей не то, чтобы активно освещаются. По Британии нагуглил https://www.missingpeople.org.uk/. Но я ещё задам вопрос коллегам с более обширными связями, может у них есть какие-то контакты за рубежом.

  2. Если речь о ситуации, когда ребёнок где-то шёл вместо с семьёй и отстал, то мы обычно рекомендовали такой протокол: ребёнок, обнаружив, что потерялся, останавливается и остаётся на месте настолько долго, насколько это безопасно. Родители же ищут, постепенно возвращаясь к месту, где в последний раз видели ребёнка.

Родителям намного проще будет найти ребёнка, если они следуют обратным путём и осматривают прилегающие области (магазины, например), чем когда ребёнок тоже перемещается, причём неизвестно, в каком направлении.

Если события происходят, к примеру, в молле, то охранники могут предложить ребёнку пересидеть в каком-нибудь служебном помещении — от таких предложений следует отказываться и не сходить с места. Вообще, парадигма «всегда слушайся взрослых» порой откладывается в голове не очень корректно, и приводит к ситуациям типа «взрослый незнакомец сказал пойти с ним — ну я и пошёл», поэтому послушанию лучше учить с осторожностью.
Но при этом ребёнку обратиться к охране с просьбой объявить о том, что он стоит в указанном месте — вполне приемлемо.
Разница в том, что если охрана поведёт ребёнка, например, на центральную стойку информации, то процесс может сильно затянуться: пока они дойдут, пока объявят, пока родители разберутся, куда идти, пока сами дойдут — нервов за это время будет потрачено очень много.

Для упрощения процесса можно посмотреть в сторону маленьких телефонов в формате часов: у них часто минимальный функционал —  трансляция местоположения и звонок родителям. Но тут уже возникает вопрос этики — с определённого возраста ребёнку будет некомфортно осознавать, что родители за ним следят, и он может вмешиваться в это «назло». Ну и безопасность сервиса должна быть адекватной — за ребёнком не должны следить левые люди.

Если же речь о ситуациях, когда член семьи вышел из дома куда-то по делам и не вернулся — в первую очередь надо всё-таки обращаться в полицию. Своими силами в условиях большого города искать сложновато.
Опять же, тут часто помогают трекеры в телефоне или брелки типа AirTag (но у эйртегов иногда обновления локации приходится ждать очень долго, да и эппл не рекомендует их так использовать).
В России у некоторых операторов была услуга определения местонахождения телефона, но для этого симку родственнику надо оформлять на своё имя.
В частных домах есть смысл обзавестись камерой, чтобы видеть направление, в котором человек пошёл, выйдя из дома — это поможет полиции или волонтёрам немного сузить область поиска.
Если родственник склонен выходить из дома вообще без телефона и имеется риск, что он не найдёт обратную дорогу (это больше про пожилых), то ему можно на одежду с внутренней стороны пришить бирки с именем и адресом. Даже если человек сам не вспомнит про неё, ему могут помочь сотрудники полиции.

  Развернуть 1 комментарий

@danis, спасибо! То, что нужно, очень помог

  Развернуть 1 комментарий

@danik, по второму вопросу можно пособирать информации в различных постах и историях "Школы ЛизаАлерт"
Там много полезного и интересного, советую

  Развернуть 1 комментарий

У меня с наскока не получилось найти что-либо подобное в Британии. Как такое вообще искать зарубежом?

@danik, в англоговорящих странах это SAR (Search and Rescue).
"search and rescue uk" показывает хороший список разных организаций тут - https://www.uksar.com/
А по "search and rescue uk volunteer" первым всплывает - https://www.serveon.org.uk/

А у них уже можно по-узнавать на счет volunteer opportunities конкретно по твоему городу/региону.

  Развернуть 1 комментарий

Ух, какое интересное хобби. Недавно запоем смотрели «плейлист волонтера», что скажешь? Насколько правдиво?

  Развернуть 1 комментарий

@dpakonrojo, я, к сожалению, только начал и пока успел посмотреть только первую серию.

Очень правдиво. Впрочем, неудивительно — повторюсь, сценарий писал человек, авторитет которого признают многие.

Опять же, есть вопросы лишь к некоторым решениям: вчерашнего потеряшку с травмой головы в заброс одного — очень смело. На бездомного полицию вызывать смысла нет.

Немножко завидую: в Москве, судя по серии, на поиск могут выдать одежду и обувь. Впрочем, может, просто решили приукрасить. А ещё завидую людям, у которых, судя по серии, всегда есть время и силы сорваться на поиски.

Зато абсолютно могу подтвердить прикол с кодами домофонов на подъездах. На родительском дважды затирал. На чужих находил тоже частенько — пригодились навыки игры в Дозор)

  Развернуть 1 комментарий

😎

Автор поста открыл его для большого интернета, но комментирование и движухи доступны только участникам Клуба

Что вообще здесь происходит?


Войти  или  Вступить в Клуб